вечер

Слова и Слово

Слово

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что Слово это - Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества.
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.

(с) Николай Гумилёв


***
В немоте даже дом не дом.
В безмолвии город - не город.
Весна происходит с трудом.
Без труда - только снег за ворот.

Но уже наступают слова,
рвутся в бой, обгоняя друг друга.
Неуступчивые существа
бойко заполоняют округу.

И становится городом дом,
вырастая вокруг человека
(он внезапно так мал, ведом
и растерян). Такая опека

человеку нужна позарез.
Он смущён, он напуган изрядно.
Он привык обходиться без
всяких слов, но белеет тетрадный

разворот, обещая помочь,
обещая защиту, и скоро
наступает весенняя ночь.
Человек подчиняет слово.

(с) Инна Теплова (Красовская) (г. Калуга)
вечер

Художник Виктор Низовцев (Victor Nizovtsev)

Низовцев Виктор Иванович (1965). Художник. Родился в России. Живет в США. Рисует акриловыми красками, из-за чего его картины иногда напоминают открытки. Рисует много, часто повторяя в нескольких картинах один и тот же сюжет. Далеко не все картины можно считать удачными. И все же. Созданные им миры завораживают количеством интересных подробностей. С виду незначительные детали пробуждают воспоминания и фантазию. Свет, который льется с холста, наполняет душу восторгом сопричастности к чему-то сказочному и волшебному.

https://7days.ru/caravan/2021/1/viktor-nizovtsev-lovets-uskolzayushchikh-snov.htm

https://uk.wikipedia.org/wiki/Нізовцев_Віктор_Іванович



Мне не известно, как называется эта картина. Она не идеальна. В ней есть, к чему придраться. Но как хорошо получилась фигура мальчика. Его лицо выражает стремление к дорогому существу и одновременно – покой, умиротворение от того, что ОНА – рядом. Женщина нарисована достаточно условно. Она – скорее фреска, сошедшая со стены, но у нее живые, теплые руки. Приласкать, утешить. Голубой цвет – цвет Богородицы. Не просто ангел. Мать.

У этой картины есть второй вариант:



Мальчик практически тот же, только бледнее. Но уже совсем иначе льется золотой свет. Он слепит глаза. И женщина, похоже, пришла сама. Ее образ более плотный, чем на первой картине. Напомнить о долге, дать новое знание. Маленький шут превратится в рыцаря, станет королем. Но счастливым человеком уже не станет…
вечер

Саша

- Здравствуйте!
Громкий четкий голос вывел меня из состояния задумчивости. Я подняла глаза. Передо мной стоял совершенно незнакомый молодой человек лет двадцати с небольшим. Остальные прохожие равнодушно шли мимо. Молодой человек смотрел на меня в упор.

- Здравствуйте, - ответила я исключительно из вежливости.
- Вы меня помните? Мы с вами, кажется, встречались! – обрадовался молодой человек.
Я присмотрелась. Характерная внешность, кривоватая улыбка и что-то неприятное в глубине больших, слегка навыкате глаз – все выдавало человека не совсем нормального в общепринятом смысле этого слова.
- Нет! – твердо сказала я и пошла дальше.

С той поры я стала часто встречать этого странного молодого человека по дороге домой или на работу. «Здравствуйте! Как поживаете? Мы с вами, кажется, знакомы», - слышала я издалека и старалась обойти источник звука по самой широкой дуге. Не то чтобы я боялась этого сумасшедшего. Был он доброжелателен, безобиден, но его привычка цепляться с разговорами ко всем встречным и поперечным действовала мне на нервы.

Сердобольные знакомые рассказали, что его зовут Саша, что раньше они жили в историческом центре на главной пешеходной улице города, а потом их квартира кому-то понравилась, и им предложили переехать. «Ладно хоть не убили», - думал про себя каждый первый. Но лихие 90-е закончились, и выселение/переселение прошло цивилизованно.

Район у нас неплохой: до центра на автобусе – минут 10-15, уютные дворы, много зелени и тропинок для неспешной ходьбы. Я стала замечать Сашу гуляющим с какой-то пожилой женщиной. Сначала думала – с бабушкой, потом оказалось – с мамой. Издалека смотреть было приятно: статный высокий Саша в светлом плаще и белоснежной рубашке и маленькая худенькая мама, едва достающая ему до плеча. Если не слышать бесконечное «Здравствуйте!», так ничего плохого и не подумаешь.

Потом Саша все чаще попадался мне в одиночку. Потом я стала замечать, что рубашки его становятся грязными, потом – грязными и рваными. Потом рубашки исчезли вовсе, а Саша стал ходить в каких-то бесформенных кофтах и футболках, неизменно грязных и рваных.

Некоторое время я не встречала Сашу вообще, а когда увидела вновь, не узнала.
- Здравствуйте! Как поживаете? - произнесли у меня над ухом, когда я собиралась войти в магазин. Я обернулась и вздрогнула. Передо мной стоял бомж – грязный, вонючий, со спутанными длинными волосами и косматой бородой. И все же было в нем что-то знакомое. Саша? Он заглянул мне в глаза и спросил:
- У вас не будет немного мелочи?

А вот это уже интересно. В нашем районе милостыню на улицах не просят, случайно подслушать фразу про немного мелочи просто негде. Значит кто-то Сашу научил. Плохо. Очень плохо. Еще и вид этот чудовищный…

Вообще-то я никогда не подаю здоровым нищим работоспособного возраста. Тут о здоровье и речи нет, и все-таки… Чтобы дать человеку денег, надо подойти к нему на расстояние вытянутой руки, возможно даже дотронуться. Ужас и отвращение оказались сильнее, и я малодушно прошла мимо.

А Саша падал все ниже и ниже. Время от времени он ходил по району и просил у людей денег: в магазинах, на улице. Неизменно вежливый и неагрессивный, но все более грязный, вонючий и страшный. Говорили, что у Саши есть брат. Он получает Сашину пенсию, следит, чтобы Сашина квартира не «ушла» за долги, и чтобы Саша не умер от голода. Остальное его не волнует. Прихожане местной церкви пытались определить Сашу в приют, но он оттуда ушел, обогатившись фразами из репертуара профессиональных нищих. Социальным службам Саша не интересен, полиции тоже.

История Саши еще не закончилась. Саша стареет. Он раздался вширь и обрюзг, и наверное, у него болят ноги. Теперь он ходит, опираясь на палку. Завидев безумного бомжа с толстой палкой, люди переходят на другую сторону улицы. Сашина одежда выглядит так, как будто ее достали из мусорного контейнера. Штаны источают смрад естественных отправлений. Не удивительно, что продавщицы окрестных магазинов начинают кричать и ругаться, едва Саша только показывается в дверях. Всеми гонимый, никем не любимый, никому не нужный…

Хорошо, что матери не знают заранее судьбу своих детей. «Радуйся!» - возвестил ангел одной юной женщине, и Она радовалась, пока не увидела Сына Своего, распятого на кресте. Сашина мать делала все, чтобы ее больной сын выглядел достойно. Ужасное преображение случилось после ее ухода. Можно подумать, что, пребывая в своем собственном мире, Саша по-прежнему счастлив. Можно даже договориться до того, что смысл его жизни в том, чтобы здоровые и благополучные люди вокруг задумались о милосердии. Но милосердие – это не только про слабых и убогих.

Новое тысячелетие дает новые возможности. Если однажды будущая мать услышит страшные слова про своего еще неродившегося ребенка, пусть у нее будет выбор. Пусть она сама решает, принять ли со смирением свой крест или оставить чистую детскую душу где-то там, на звездах.

Дети должны рождаться для счастья, и совсем не важно, каким будет это самое счастье. Многократным эхом прокатилось по земле и уже никогда не умолкнет победительное и вечное: «Радуйся!»
вечер

Сказочный Новый год в Ялте

Путешествия бывают разные. Одни хочется поскорее забыть, другие оставляют после себя горсть разноцветных камешков-воспоминаний, которые так приятно перебирать в минуты душевного покоя. В моей коллекции с условным названием «Крым» - россыпь сверкающих огней - новогодняя Ялта.
Идея встретить новый год в Ялте родилась внезапно. Неотгуленный отпуск, охота к перемене мест, дешевые авиабилеты. Все сложилось.
-Полетели?
-Полетели!
Москва не хотела отпускать. Рейсы отменялись один за другим из-за снегопада. Нам повезло. Аэропорт в Симферополе, пересадка в такси, утомительное кружение по серпантинам... Все, приехали – Ялта.
Ялта поразила с первого взгляда. Оставив за спиной бураны и метели, мы попали в осень, уже не золотую, но еще довольно теплую. Запах моря, смешанный с запахом хвои, будоражил кровь, а многочисленные фонарики, гирлянды, новогодние елки и даже пальмы, украшенные на новогодний лад, еще больше приподнимали настроение. Две недели пролетели незаметно. Несколько ярких моментов и составили этот рассказ.

Небольшое кафе в парке. Перед входом на высоком барном табурете сидит Дед Мороз с электрической гитарой в руках. На фоне вечнозеленых пальм и олеандров при полном отсутствии снега фигура в малиновой шубе кажется очень странной. «Встречай Новый год с нами!» - написано за спиной у Деда Мороза. Но на часах 11 утра, в парке почти никого нет. Дед Мороз лениво перебирает струны, иногда меняя тональность и ритм. «Три белых коня, эх, три белых коня…» - угадала я, проходя мимо.

Гуляем по набережной. Двухметровая гнедая Лошадь в велюровом костюме пристает к ребенку – предлагает совместное фото. Ребенок боится и упирается.
- Поздоровайся с Лошадью, - говорю я, чтобы «разрядить» обстановку.
- Вот еще! Буду я с животными здороваться, - бурчит невоспитанный ребенок и на всякий случай отбегает в сторону.
В следующий раз мы увидели эту Лошадь уже под вечер. На заднем дворе рыбного ресторана за столиком «для своих», откинув назад ненужные головы, пили пиво и разговаривали Лошадь, Зебра и какой-то Грызун, похожий одновременно на Чипа и на Дейла.
Жили мы в двух шагах от набережной и потому довольно быстро примелькались друг другу – мы и Лошадь. Лошадь больше не подходила, но всегда по-дружески махала копытом в нашу сторону:
- Привет, мальчик!
Мальчик сопел, хмурил бровки, но было видно, что такое внимание ему нравится.
Спасибо тебе, неизвестная Лошадь! Мы тебя помним.

А в Никитском ботаническом саду волшебным образом перемешались весна, лето и осень. Мы ходили мимо зарослей цветущего жасмина, любовались на ирисы и анютины глазки, на пышные перезрелые розы, собирали под деревьями маленькие фиолетовые маслины и гладкие блестящие желуди. И почти не удивились, когда увидели среди опавшей листвы нежные белые капли на тонких зеленых стрелках. Подснежники. 3 января. Вот и мы попали в сказку.

Вообще, впечатлений от Ялты остается много. Канатная дорога. Белая башня и загадочный красный свет маяка в порту. Величавая Ай-Петри. Каменный медведь Аю-Даг, прикорнувший у кромки моря на миллионы лет. Последний камешек, который я привезла из Ялты – обычная серая галька с ялтинского пляжа. Взамен я подарила морю монетку и кусочек своего сердца. Я хочу туда вернуться.

(с)

Фото: https://argenteo.livejournal.com/53374.html
вечер

Поездка к морю

Железнодорожный вокзал в маленьком городке на юге России. В зале ожидания в соседнем кресле сидит гладко выбритый, ухоженный мужчина лет сорока. Взгляд за очками в черной оправе кажется серьезным, пальцы неторопливо перелистывают что-то на экране смартфона. Рядом расположилась пожилая пара лет семидесяти. Энергичная седовласая женщина разговаривает со своим спутником, иногда кивая на сосредоточенного мужчину и называя того по имени. Значит, они едут вместе.

В зале ожидания многолюдно. Дети на отдыхе расслабились. Одни затеяли совместные игры, другие просто не могут спокойно сидеть на месте. Все перемешались так, что сразу и не поймешь, где чьи. То и дело слышатся возбужденные голоса, смех, визг. Мужчина продолжает изучать экран, не обращая внимания на суету вокруг.

Воображение услужливо нарисовало картину: менеджер среднего звена (а может и высшего – заграница-то закрыта) вывез семью к морю, взяв с собой родителей.

Вот, наконец, объявили наш поезд. Мамы быстро расхватали детей и поспешили на посадку. Зал ожидания опустел, только мы задержались. Пожилая женщина взяла большой чемодан и покатила его к выходу. Пожилой мужчина забрал оставшиеся чемодан и сумку и пошел вслед за женой.

- Мама! – тонким высоким голосом растерянного ребенка позвал сорокалетний мужчина.

Несколько фраз, и картина, нарисованная моим воображением, рассыпалась со звоном рухнувших надежд. Нет у этого мужчины ни жены, ни детей. И это не успешный сын вывез родителей к морю, а мама и папа на деньги, сэкономленные от трех пенсий, приехали погреть ребенка на солнышке перед долгой унылой осенью и промозглой зимой.

И боевой настрой и оптимизм престарелой мамы – не более чем притворство и привычка «держать лицо» перед окружающими. А задумчивость старика-отца на самом деле – глухая, беспросветная тоска.

Эх, сынок, сынок…

(c)
вечер

танка

Взгляд лучезарный,
Улыбка все та же. Ты?
Сто лет не видел.
Крест, холм, фото, две даты.
Подружка моя, здравствуй…
(с)
вечер

Наболело

Люди в белых халатах, забывшие клятву Гиппократа! Люди в чиновничьих кабинетах, возомнившие себя великими стратегами и тактиками! Вспомните о том времени, когда единственной разрешенной болезнью в нашей стране стал коронавирус. Вспомните, как вы рапортовали «наверх» о перепрофилировании больниц и резерве коечных мест. Этот резерв – пустые коечные места «на будущее». Многие из них так и остались резервом. Реальные пациенты на них не попали.

А в это время перед обычными больными наглухо захлопнулись двери больниц и поликлиник. И люди начали умирать, но их смерть не попала в статистику жертв коронавируса. Вспомните тех, кто умер в машине скорой помощи от инфаркта или инсульта, потому что принимающая больница оказалась слишком далеко. Вспомните тех, кто смог доехать до больницы, и кого через три дня реанимации выписали домой, чтобы освободить коечные места для «ковидных» пациентов. Вспомните больных после операций, которые снимали швы и долечивались в платных клиниках, потому что государственные больницы и поликлиники стали недоступны. Вспомните тех, кто с последней надеждой ждал дома, что вот завтра откроется после карантина больница, и добрый доктор все поймет и успокоит бесконечную боль. И не дождался. Вспомните слезы их родственников, которые видели, как угасает близкий человек, и ничем не могли помочь.

Люди, погрязшие в лицемерии! Вы считаете себя победителями. У вас лучшая в мире статистика смертности от коронавируса. Что вам до тех, кого «кинула» государственная медицина, на словах такая доступная и продвинутая.

11 августа 2020 года. +

Не забуду.
Не прощу.
вечер

Взаперти

Крым. 31 декабря 2017 года. Ялтинский зоопарк «Сказка».
Жирафа не пускают гулять, потому что холодно. Он высовывает голову в окно и грустит.


Collapse )
Теперь вот и люди почувствовали, каково это - четыре стены вокруг, пусть даже тепло, сухо и покормят. Людям еще не так скучно. У них есть телевизор и интернет. Но смотреть из окна, как распускаются почки и зацветают сады, и не иметь возможности от души нагуляться по паркам и скверам, все-таки грустно. И без прогулок очень страдают дети. А новости, которые доносятся из зоопарков, впечатлительным людям лучше не читать. Куда катится мир...