вечер

Сказочный Новый год в Ялте

Путешествия бывают разные. Одни хочется поскорее забыть, другие оставляют после себя горсть разноцветных камешков-воспоминаний, которые так приятно перебирать в минуты душевного покоя. В моей коллекции с условным названием «Крым» - россыпь сверкающих огней - новогодняя Ялта.
Идея встретить новый год в Ялте родилась внезапно. Неотгуленный отпуск, охота к перемене мест, дешевые авиабилеты. Все сложилось.
-Полетели?
-Полетели!
Москва не хотела отпускать. Рейсы отменялись один за другим из-за снегопада. Нам повезло. Аэропорт в Симферополе, пересадка в такси, утомительное кружение по серпантинам... Все, приехали – Ялта.
Ялта поразила с первого взгляда. Оставив за спиной бураны и метели, мы попали в осень, уже не золотую, но еще довольно теплую. Запах моря, смешанный с запахом хвои, будоражил кровь, а многочисленные фонарики, гирлянды, новогодние елки и даже пальмы, украшенные на новогодний лад, еще больше приподнимали настроение. Две недели пролетели незаметно. Несколько ярких моментов и составили этот рассказ.

Небольшое кафе в парке. Перед входом на высоком барном табурете сидит Дед Мороз с электрической гитарой в руках. На фоне вечнозеленых пальм и олеандров при полном отсутствии снега фигура в малиновой шубе кажется очень странной. «Встречай Новый год с нами!» - написано за спиной у Деда Мороза. Но на часах 11 утра, в парке почти никого нет. Дед Мороз лениво перебирает струны, иногда меняя тональность и ритм. «Три белых коня, эх, три белых коня…» - угадала я, проходя мимо.

Гуляем по набережной. Двухметровая гнедая Лошадь в велюровом костюме пристает к ребенку – предлагает совместное фото. Ребенок боится и упирается.
- Поздоровайся с Лошадью, - говорю я, чтобы «разрядить» обстановку.
- Вот еще! Буду я с животными здороваться, - бурчит невоспитанный ребенок и на всякий случай отбегает в сторону.
В следующий раз мы увидели эту Лошадь уже под вечер. На заднем дворе рыбного ресторана за столиком «для своих», откинув назад ненужные головы, пили пиво и разговаривали Лошадь, Зебра и какой-то Грызун, похожий одновременно на Чипа и на Дейла.
Жили мы в двух шагах от набережной и потому довольно быстро примелькались друг другу – мы и Лошадь. Лошадь больше не подходила, но всегда по-дружески махала копытом в нашу сторону:
- Привет, мальчик!
Мальчик сопел, хмурил бровки, но было видно, что такое внимание ему нравится.
Спасибо тебе, неизвестная Лошадь! Мы тебя помним.

А в Никитском ботаническом саду волшебным образом перемешались весна, лето и осень. Мы ходили мимо зарослей цветущего жасмина, любовались на ирисы и анютины глазки, на пышные перезрелые розы, собирали под деревьями маленькие фиолетовые маслины и гладкие блестящие желуди. И почти не удивились, когда увидели среди опавшей листвы нежные белые капли на тонких зеленых стрелках. Подснежники. 3 января. Вот и мы попали в сказку.

Вообще, впечатлений от Ялты остается много. Канатная дорога. Белая башня и загадочный красный свет маяка в порту. Величавая Ай-Петри. Каменный медведь Аю-Даг, прикорнувший у кромки моря на миллионы лет. Последний камешек, который я привезла из Ялты – обычная серая галька с ялтинского пляжа. Взамен я подарила морю монетку и кусочек своего сердца. Я хочу туда вернуться.

(с)

Фото: https://argenteo.livejournal.com/53374.html
вечер

Поездка к морю

Железнодорожный вокзал в маленьком городке на юге России. В зале ожидания в соседнем кресле сидит гладко выбритый, ухоженный мужчина лет сорока. Взгляд за очками в черной оправе кажется серьезным, пальцы неторопливо перелистывают что-то на экране смартфона. Рядом расположилась пожилая пара лет семидесяти. Энергичная седовласая женщина разговаривает со своим спутником, иногда кивая на сосредоточенного мужчину и называя того по имени. Значит, они едут вместе.

В зале ожидания многолюдно. Дети на отдыхе расслабились. Одни затеяли совместные игры, другие просто не могут спокойно сидеть на месте. Все перемешались так, что сразу и не поймешь, где чьи. То и дело слышатся возбужденные голоса, смех, визг. Мужчина продолжает изучать экран, не обращая внимания на суету вокруг.

Воображение услужливо нарисовало картину: менеджер среднего звена (а может и высшего – заграница-то закрыта) вывез семью к морю, взяв с собой родителей.

Вот, наконец, объявили наш поезд. Мамы быстро расхватали детей и поспешили на посадку. Зал ожидания опустел, только мы задержались. Пожилая женщина взяла большой чемодан и покатила его к выходу. Пожилой мужчина забрал оставшиеся чемодан и сумку и пошел вслед за женой.

- Мама! – тонким высоким голосом растерянного ребенка позвал сорокалетний мужчина.

Несколько фраз, и картина, нарисованная моим воображением, рассыпалась со звоном рухнувших надежд. Нет у этого мужчины ни жены, ни детей. И это не успешный сын вывез родителей к морю, а мама и папа на деньги, сэкономленные от трех пенсий, приехали погреть ребенка на солнышке перед долгой унылой осенью и промозглой зимой.

И боевой настрой и оптимизм престарелой мамы – не более чем притворство и привычка «держать лицо» перед окружающими. А задумчивость старика-отца на самом деле – глухая, беспросветная тоска.

Эх, сынок, сынок…

(c)
вечер

танка

Взгляд лучезарный,
Улыбка все та же. Ты?
Сто лет не видел.
Крест, холм, фото, две даты.
Подружка моя, здравствуй…
(с)
вечер

Наболело

Люди в белых халатах, забывшие клятву Гиппократа! Люди в чиновничьих кабинетах, возомнившие себя великими стратегами и тактиками! Вспомните о том времени, когда единственной разрешенной болезнью в нашей стране стал коронавирус. Вспомните, как вы рапортовали «наверх» о перепрофилировании больниц и резерве коечных мест. Этот резерв – пустые коечные места «на будущее». Многие из них так и остались резервом. Реальные пациенты на них не попали.

А в это время перед обычными больными наглухо захлопнулись двери больниц и поликлиник. И люди начали умирать, но их смерть не попала в статистику жертв коронавируса. Вспомните тех, кто умер в машине скорой помощи от инфаркта или инсульта, потому что принимающая больница оказалась слишком далеко. Вспомните тех, кто смог доехать до больницы, и кого через три дня реанимации выписали домой, чтобы освободить коечные места для «ковидных» пациентов. Вспомните больных после операций, которые снимали швы и долечивались в платных клиниках, потому что государственные больницы и поликлиники стали недоступны. Вспомните тех, кто с последней надеждой ждал дома, что вот завтра откроется после карантина больница, и добрый доктор все поймет и успокоит бесконечную боль. И не дождался. Вспомните слезы их родственников, которые видели, как угасает близкий человек, и ничем не могли помочь.

Люди, погрязшие в лицемерии! Вы считаете себя победителями. У вас лучшая в мире статистика смертности от коронавируса. Что вам до тех, кого «кинула» государственная медицина, на словах такая доступная и продвинутая.

11 августа 2020 года. +

Не забуду.
Не прощу.
вечер

Взаперти

Крым. 31 декабря 2017 года. Ялтинский зоопарк «Сказка».
Жирафа не пускают гулять, потому что холодно. Он высовывает голову в окно и грустит.


Collapse )
Теперь вот и люди почувствовали, каково это - четыре стены вокруг, пусть даже тепло, сухо и покормят. Людям еще не так скучно. У них есть телевизор и интернет. Но смотреть из окна, как распускаются почки и зацветают сады, и не иметь возможности от души нагуляться по паркам и скверам, все-таки грустно. И без прогулок очень страдают дети. А новости, которые доносятся из зоопарков, впечатлительным людям лучше не читать. Куда катится мир...
вечер

Сон - 1

Сегодня приснилось.

Зима. Вечер. В комнате горит свет. Окно сплошь покрыто инеем от мороза, но рама почему-то приоткрыта в комнату, вероятно, на проветривание.

Вдруг за окном раздается громкий плач. Из окна в комнату тянутся тонкие детские руки и пытаются за что-нибудь зацепиться. Восьмой этаж.

Пару секунд мозг осознает происходящее, потом ты понимаешь, что это – девочка. Ты бросаешься к окну, пытаешься ухватиться за эти руки, но они ускользают. Распахиваешь окно - никого нет. Лишь небольшой сугробчик на подоконнике в одном месте сбит. И невозможно себя заставить перегнуться через подоконник и посмотреть вниз.

С бешено колотящимся сердцем ты ищешь признаки, что это был сон, и только в этот момент просыпаешься.

Силы небесные, храните наших детей!
вечер

Стих

Тучкины штучки

Плыли по небу тучки.
Тучек — четыре штучки:

от первой до третьей — люди;
четвертая была верблюдик.

К ним, любопытством объятая,
по дороге пристала пятая,

от нее в небосинем лоне
разбежались за слоником слоник.

И, не знаю, спугнула шестая ли,
тучки взяли все — и растаяли.

И следом за ними, гонясь и сжирав,
солнце погналось — желтый жираф.

Владимир Маяковский

П.С.: прелестное стихотворение из детской книжки, написанное в переломном 1917 году. Во время или чуть позже всем известных событий. Вот и попробуй пойми этих поэтов...
вечер

Пять минут тишины

В маленькой раздевалке центра детского творчества на колченогой неустойчивой деревянной табуретке, прижавшись к батарее центрального отопления, спит молодая женщина. В раздевалке тихо. Одни дети уже ушли на занятия, другие еще не пришли. За окном «лупит» противный январский дождь. По тротуарам мчатся бурные мутные потоки. Зимы в этом году, считай, и не было. Батарея той приятной температуры, которой достаточно, чтобы согреться и просушить промокшие ноги, и при этом не обжечь. Женщина спит.

Через пять минут раздастся звук открываемой двери, и счастливые и возбужденные дети начнут выливать воду, мыть руки, кисточки, и хвастаться своими творениями. Женщина откроет глаза, проведет обеими руками по лицу, словно умываясь, и пойдет встречать свое юное дарование.

Но это будет потом. А сейчас женщина спит, и эти пять минут тишины для нее дороже всех сокровищ Вселенной.